Лиза и свекровь

Однажды Лиза вернулась домой и обнаружила, что дома творится что-то не то. Некоторые вещи лежали не на своих обычных местах, пыль на всех полках и шкафах была вытерта, как будто уничтожали отпечатки пальцев, даже кухонная раковина, чистку которой Лиза отложила на вечер, была тщательно вымыта. Когда Лиза открыла шкаф и обнаружила, что ее вещи лежат не привычной грудой как обычно, а тщательно разложены на полках стопочками, первая мысль была: «Обокрали!»

Она кинулась срочно звонить Соседу. Но Сосед, мямля и заикаясь, поспешил охладить Лизину тревогу: «Понимаешь, это совсем не то, что ты подумала. Дело в том, что днем заходила моя мама, ну она по привычке убрала, видимо…»

«И мои вещи тоже? – Удивилась Лиза. — Она не поняла, что это, эээээ, женские как бы вещи и твоими быть не могут?»

«Ну, видишь ли, чтобы понять этот феномен, нужно знать мою маму!» — выкрутился Сосед.

А Лиза подумала, что, наверное, пора бы уже им с мамой и познакомиться. Раз у них с Соседом было все так серьезно и дело шло к свадьбе, хотя конкретной даты пока не было назначено, знакомство с потенциальной свекровью и прочими родственниками в рамках соблюдения социальных протоколов было осознанной необходимостью, как бы ни было мучительно больно от этой мысли.

Лиза прекрасно помнила анекдот, как сын привел трех девушек домой, и говорит маме: «Мама, угадай, которая из них моя невеста?» Мама: «Вон та, с краю.» Сын: «Как ты догадалась?» Мама: «Она как зашла, сразу бесить меня начала.»

К тому же, так выпало, что у многих Лизиных более старших коллег на работе были сыновья. Так вот, все они были уверены, что невестки недостойны сыновей, что мальчиков захомутали, обдурили, взяли на передок, причем лексикон свекровей был довольно циничным, и Лиза часто представляла, как в таком ключе однажды «перемоют кости» и ей. Ни одна из них ни разу не похвалила невестку и не сказала о ней доброго слова, несмотря на рожденных внуков и годы ухода за их бесценными мальчиками.

И, судя по тому, как кристально аккуратно эта пока еще незнакомая женщина разложила Лизины вещи, Лиза начала ее бесить еще до их знакомства. Тут Лиза абсолютно не питала иллюзий. Хотя, конечно, хотелось надеяться, что она ошиблась.

Лизиной подруге Даше в этом смысле повезло, мать ее олигарха жила на ПМЖ в Швейцарии, и ее присутствие в их жизни не предполагалось.

Мать Машиного Лешки проживала поблизости, но тут Маша в первый и единственный раз сумела использовать тот факт, что они с Лешкой официально не женаты, и на все претензии Лешкиной матери отвечала: «Ничего не знаю, он мне не муж, а я ему не жена, и даже слушать ничего не хочу!» И как-то ей удавалось ускользать от свекровкиного перекрестного огня по поводу того, что «Лешенька похудел, наверное, ты его плохо кормишь!»

Лизина же мама иногда вспоминала своих свекра и свекровь с благодарностью. «Да, — говорила она, — они никогда нам не помогали, хоть мы и жили под одной крышей. Когда мы студентами ели пустые макароны, они хорошо зарабатывали и жрали торты у нас на глазах, они не сидели с внуками, и вообще не интересовались, хорошо ли у нас все или плохо, но они никогда, никогда! Не лезли к нам с советами, рекомендациями и прочими ценными указаниями!» Именно этот факт, видимо, позволил Лизиной маме не испортить с ними отношения и после развода, так как никаких отношений, собственно, и не было.

Так что надежда, пусть и слабая, у Лизы была, что черт окажется не так страшен, как его малюют, но разбор шкафов был плохим признаком, а Лиза считала себя адекватным человеком, который умеет трезво анализировать ситуацию, поэтому решила подготовиться к худшему заранее.

Она открыла статью своего любимого психолога Марины Мелии «Как вести себя на допросах», которую откладывала в долгий ящик, думая раньше, что не пригодится, и перечитала ее два раза, чтобы информация полностью уложилась в голове.

Записалась к паркмахеру, на маникюр и, на всякий случай, и на эпиляцию.

Прочитала все рекомендации психологов для такого случая, и, готовясь к неудобным вопросам, попробовала свое ужасное прошлое рассмотреть с позиции «учеба с ошибками», а не «наглые преступления». Особенно Лизу волновало, как ответить на вопрос, почему она в свои почти 30 лет так и не вышла еще замуж, и почему-то ей казалось, что потенциальная свекровь в первую очередь поинтересуется этим.

Лиза нашла страницу Свекрови в Одноклассниках. С фотографий смотрела тощая тетка желчного вида, с поджатыми губами и в очках, к тому же она оказалась учителем года, т.е. умела воздействовать на психику профессионально.

Рядом на фото периодически телепался мужчина, как две капли похожий на Соседа в старости, так что нетрудно было догадаться, что это потенциальный Свекор. Взгляд его был отрешенным, как у пана Дульского из пьесы «Мораль пани Дульской» в тот момент, когда он произносит свою единственную реплику: «А идите вы все к черту!»

Сосед, пришедши домой, внес определенность в Лизины сомнения: «Да не парься ты так, моей маме еще ни одна девушка не понравилась, с которой я встречался. И ничего, все выжили! Мелкие увечья ни в счет!»

И Лиза поняла, что судя по тонкому намеку на толстые обстоятельства, переживать действительно не стоит, так как ее игра проиграна заранее.

В воскресенье она шла в гости к родителям Соседа в состоянии усталой обреченности, думая, что переживет этот вечер, последовательно выполняя рекомендации психологов с сайтов: «молчать, улыбаться, не спорить, попробовать все, что тебе предложат съесть, и, конечно же, похвалить вкусный ужин».

Но план провалился. Ужина не предложили в принципе. Свекровь, сухо и, в то же время, жеманно поздоровавшись и произнеся: «Ну наконец-то я узнаю, кто там квартирует у моего сына!», поставила на стол торт, который они с Соседом принесли, и плеснула им в кружки чаю непонятного сорта – зеленого на вид и безвкусного на вкус.

Молчать тоже не получилось, так как следующая фраза потенциальной свекрови была: «А мне говорили, что ты высокая. Я думала, что за Петр Первый с моим сыном живет? А ты совсем не высокая, прямо скажем совсем не высокая!» — и выразительно посмотрела на Соседа.

Подобная фраза стала для Лизы полной неожиданностью, так как ее рост был метр семьдесят сантиметров, и сказать, что она высокая, было неправильно, но в то же время и сказать, что она невысокая, тоже было невозможно. Но Лиза не растерялась и выпалила: «Вас неправильно информировали. Вы думали, Ваш сын живет с Петром Первым, а я оказалась Елизаветой Петровной».

Свекровь шутку не оценила и спросила Лизу: «Ну и как долго ты собираешься там жить?»

Свекор тут же вскочил с напряженным выражением на лице: «Я мусор вынести!»

«Сидеть! — Прошипела ему свекровь, и снова обратилась к Лизе. – Я смотрю, ты уже и вещи свои перенесла, только разложить как следует забыла!»

«Я мусор вынести!» – Снова прокричал Свекор и сделал странный жест двумя пальцами у лица.

«Я сказала: «Сидеть!»» — снова прошипела Свекровь и обратила свой вопрошающий взор к Лизе.

«Мама, мы решили с Лизой пожениться! Так что отныне и навсегда мы будем жить с ней вместе!» — наконец-то выдавил из себя Сосед и застыл в немом ожидании как человек, который видит, что на него с неба падает бомба, но в то же время и понимает, что убежать уже не успевает.

Свекровь изобразила на лице гневное удивление и прокричала: «На этой?! Да ты посмотри на нее, у нее же наверняка на уме одни мужики и гулянки!»

«Поооомните, значит, еще свою молодость!» — парировала Лиза.

«Мусор!» — прокричал Свекор, схватил с комода пачку сигарет и рванул вон из квартиры.

«А мусор-то забыли?!» — крикнула вдогонку Лиза.

Ей вдруг стало очень легко, как человеку, которому нечего терять, кроме своих цепей, она улыбнулась, похлопала по плечу Свекровь со словами: «Крепитесь!» и тоже направилась в сторону двери, Сосед потрусил за ней.

Свекровь попыталась что-то эмоционально возразить типа: «Только через мой труп!», но дверь уже захлопнулась и конца фразы они не услышали.

В лифте Сосед заискивающе заглянул ей в глаза, с замиранием сердца ожидая от Лизы хоть какой-нибудь реплики.

«Замки в двери срочно сменить!» — произнесла Лиза.

«Уже купил новые, сегодня сделаю! — с облегчением выдохнул Сосед. – И теперь, когда ты знаешь обо мне абсолютно все и осознанно вливаешься в нашу семью, я предлагаю пройти до ювелирного и выбрать тебе кольцо. Будем считать это официальным предложением!»

Лиза улыбнулась и вспомнила слова Оскара Уйальда: «Очень опасно встретить женщину, которая полностью тебя понимает. Это обычно кончается женитьбой!»

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Лиза и свекровь