Как я в роддоме забрала себе ребёнка, от которого отказалась мать, и скрывала его происхождение больше пятнадцати лет

Как я в роддоме забрала себе ребёнка, от которого отказалась мать, и скрывала его происхождение больше пятнадцати лет

Началась эта история ещё пятнадцать с лишним лет тому назад и сейчас скрывать её уже нет смысла.

Перед тем, как родить, меня положили на сохранение в роддом. Всего я провела там около месяца. В палате я была не одна, а с молодой девушкой по имени Оксана, ей было чуть больше двадцати. Забеременела она случайно, молодой человек не поддерживал,  но родители отнеслись с понимаем.  О себе она много не рассказывала, реагировала на происходящее спокойно. Казалось, у неё всё хорошо, родители всегда помогут. Так мы с ней начали близко общаться, много разговаривали. Но приключилось так, что в одно утро я случайно услышала её разговор с лечащим врачом, которой спрашивал её, не изменила ли она своего решения. Но она сурово ответила – «Нет».

За этим последовали слова врача, благодаря которым я поняла, о чём же идёт речь. Врач сказал, что, заполнив отказ на ребёнка, у неё будет ещё полгода, чтобы передумать и забрать его себе.

В этот же день девушка заполнила все бумаги, которые ей принесла медсестра. Я была шокирована, мне хотелось разузнать всё непосредственно от самой Оксаны.

На мои расспросы о том, что за документы она заполняла, она ответила, что это была отказная на ребёнка.

В этот момент все мои догадки подтвердились. Как бы я не старалась её уговорить оставить ребёнка, утверждая, что у неё всё получится, родители не останутся в стороне, всегда будет помощь — она в своём решении оставалась непреклонна, говорила, что для детей в её жизни время ещё не настало, а воспитать и вырастить в достойных условиях его не удастся.

В момент нашего разговора она оставалась такой же сдержанной, даже суровой. Было понятно, что ребёнок ей действительно не нужен, она не сожалела о принятом решении, и поэтому переубедить её было просто нереально, она не отвечала на мои доводы и уговоры.

И тут мне пришла в голову идея, что я могла бы забрать себе этого ребёнка. Я раздумывала не больше суток, после чего отправилась к лечащему врачу и всё ему подробно объяснила. От него мы уже вместе отправились к главе отделения, которому снова пришлось пересказывать всю эту историю.

Также я высказала ему идею о том, что можно сделать так, якобы этот ребёнок мой, оформить его на меня, будто у меня родилось двое детей. Мне казалось, что родственники и знакомые этому не удивятся, потому что у меня был настолько большой живот, что там действительно могло поместиться двое детей, но на самом деле он был большим из-за большого количества околоплодных вод.

Описать удивление врачей просто невозможно. Моя идея не вызвала у них ничего, кроме сомнений и страха за то, что это происшествие может всплыть наружу, и тогда всем сотрудникам роддома, замешанным в этом деле, придётся расплачиваться за содеянное по закону.

Казалось, что и на врачей не действуют мои уговоры. В конечном счёте, их так они разозлили, что меня отправили обратно в мою палату, а я была так расстроена, что все следующие сутки только и делала, что думала о детях – своём ребёнке и Оксанином, которому может быть уготована самая непредсказуемая судьба, если мне не позволят его забрать.

В туже ночь Оксана родила мальчика, а я родила на следующее утро прекрасную девочку, которую мы после вместе с мужем назвали Юлией.

Как же я была рада, когда сразу после рождения дочери мне сообщили о том, что я могу забрать мальчика, рождённого Оксаной.

Врачами всё было устроено так, что я была матерью двоих детей, а Оксаны и, тем более, её сына вообще не существует. Всё было сделано, как положено, ребёнок был оформлен на меня, и сомнений ни у кого возникнуть не должно было.

Сразу после этого я решила отблагодарить добродушных врачей, спросив о том, что им необходимо в роддоме больше всего и после доставила им всё необходимое.

До последнего мой муж не знал о том, что теперь у нас двое детей. Увидев их, он был просто шокирован, но ничуть не сомневался, что оба они наши. Его идеей было назвать сына Даниилом, в честь своего деда. Я была не против, только стояла и плакала. Это были как слёзы радости, так и ненависти к себе за то, что вру любимому мужу. Но признаться ему во всем не было сил.

Только спустя ровно пятнадцать лет, в день рождения Юлии и Даниила, я нашла в себе силы рассказать мужу всё, что произошло в том роддоме. Я выпила для храбрости крепкого вина и поведала супругу всю правду о рождении сына. Сначала он не поверил и долго всё отрицал, но уже на следующее утро, переспросив и выяснив всё до мельчайших подробностей в очередной раз, принял эту информацию. Он не был зол или расстроен, наоборот, сразу подозвал к нам обоих детей и лишь сказал им, что я очень сильная и по-настоящему умная женщина.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Как я в роддоме забрала себе ребёнка, от которого отказалась мать, и скрывала его происхождение больше пятнадцати лет